Сказ о том, как купил отец бобика

Купил отец мой Бобика, а теперь сам спит на коврике

Купил мой отец себе собаку, да не простую, а золотую. В полном смысле это слова. Отвалил он за неё кучу денег. Порода им была выбрана редкая, африканская – родезийский риджбек называется. Если кто не знает, то такому псу загнать льва в саванне ничего не стоит.

Купить-то он купил, а как воспитывать эту львиную гончую не знает. Пока Ричч был милым щенком, батя его баловал сильно и приучил спать в постели. Говорила я тогда отцу:

— Смотри, батя, как бы самому тебе не пришлось потом спать на коврике.

— Да ладно! – возмутился отец — Когда подрастёт, отучу!

— Ну-ну, поживём, посмотрим! – подумала я. Переубеждать отца было бесполезно.

Недавно приезжаю отца навестить. Зашла в его комнату и не знаю, смеяться мне или плакать.

Лежит наглый «африканец» на отцовской широкой кровати, как барин развалился, лапы протянул, а голова на подушке. Смотрю я, а в углу обшарпанный диванчик стоит. Отец мне и рассказывает:

— Стал меня Ричч лапами ночью на пол сталкивать. Тогда я решил ему старый диван из сарая принести. На, мол-тебе, собака моя любимая, отдельное ложе.

Только африканский пёс – не дурак и давно усвоил, что его кровать должна быть больше и мягче. В общем уступать хозяину своё место он не собирался. Таким образом на старом диванчике теперь спит отец.

Получается, что хоть мой батя и не лев, только загнал его риджбек «на хозяйский коврик» по полной программе.

Купил мой отец себе собаку, да не простую, а золотую. В полном смысле это слова. Отвалил он за неё кучу денег. Порода им была выбрана редкая, африканская – родезийский риджбек называется. Если кто не знает, то такому псу загнать льва в саванне ничего не стоит.

Купить-то он купил, а как воспитывать эту львиную гончую не знает. Пока Ричч был милым щенком, батя его баловал сильно и приучил спать в постели. Говорила я тогда отцу:

— Смотри, батя, как бы самому тебе не пришлось потом спать на коврике.

— Да ладно! – возмутился отец — Когда подрастёт, отучу!

— Ну-ну, поживём, посмотрим! – подумала я. Переубеждать отца было бесполезно.

Недавно приезжаю отца навестить. Зашла в его комнату и не знаю, смеяться мне или плакать.

Лежит наглый «африканец» на отцовской широкой кровати, как барин развалился, лапы протянул, а голова на подушке. Смотрю я, а в углу обшарпанный диванчик стоит. Отец мне и рассказывает:

— Стал меня Ричч лапами ночью на пол сталкивать. Тогда я решил ему старый диван из сарая принести. На, мол-тебе, собака моя любимая, отдельное ложе.

Только африканский пёс – не дурак и давно усвоил, что его кровать должна быть больше и мягче. В общем уступать хозяину своё место он не собирался. Таким образом на старом диванчике теперь спит отец.

Получается, что хоть мой батя и не лев, только загнал его риджбек «на хозяйский коврик» по полной программе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *